В сегодняшнем интервью мы вновь поговорим о частной космонавтике России и в нынешнем материале целых две компании: Азмерит и Гаскол. Ранее в рамках нашего цикла мы уже писали о двух компаниях: «КосмоКурс» и «Лин Индастриал», а также о проектах «Маяк» и Quazar Space. На наши вопросы ответил Марат Абубекеров, генеральный директор компании «Азмерит» и заместитель генерального директора «Гаскол».

ru35-pervoprohodcy-chastnoj-kosmonavtiki-v-rossii-azmerit-i-gaskol_02

Марат Керимович Абубекеров

— Расскажите, пожалуйста, о себе и о компаниях «Азмерит» и «Гаскол».

— Компании являются спин-оффами лаборатории космических проектов государственного астрономического института имени Штернберга МГУ (примечание — Московский государственный университет) имени М. В. Ломоносова. Московский университет нацелен на фундаментальные исследования и поэтому перспективные прикладные разработки университет не поддерживает. Поэтому пришлось создать компании, чтобы найденные интересные технические решения в области космического приборостроения не канули в лету.

— Когда и у кого возникла идея создания компаний «Азмерит» и «Гаскол»? Сколько человек у вас в команде?

— Идея создания компании «Азмерит» и «Гаскол» появилась у меня, сотрудники лаборатории поддержали это начинание. Триггером идеи создания компаний явился поиск финансирования для НИОКРов (примечание — Научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы). Выяснилось что наши разработки идеально вписываются в концепцию Фонда Сколково. Фонд Сколково выделяет гранты лишь юридическим лицам. Поэтому и были созданы компании «Азмерит» и «Гаскол».

— Были ли какие-то трудности при оформлении организаций? Если не секрет, то зачем создавали две компании? Какие отношения с государством? Поддерживают вас? Если да, то как?

— При регистрации ООО «Азмерит» и ООО «Гаскол» мы пользовались услугами компании не первый год занимающейся оформлением юридических лиц, поэтому трудностей не возникло. Две компании возникли в связи со сколковской спецификой оформления компаний. Компания оформляется под проект. У нас было два проекта — миниатюрный звёздный датчик и высокоточный звёздный датчик. Поэтому и возникло две компании. Оба проекта интересны предприятиям «Роскосмоса». Сейчас идут переговоры о финансировании проектов со стороны АО «Российские космические системы» и РКК «Энергия».

— Как к вам можно попасть на работу? Какое нужно образование?

— Надо любить космос и быть высококлассным специалистом. Сейчас нам нужны программисты «железа».

— Кто ваши потенциальные заказчики? Возможно, были уже заказы? Заказы только из России или есть и иностранные?

— Потенциальные заказчики малогабаритных звёздных датчиков российские и зарубежные компании, занимающиеся созданием малых космических аппаратами. Мы сейчас ведём переговоры с рядом компаний. Малогабаритный звёздный датчик оказался интересен не только частным компаниям, но государственным. Например, в настоящее время ведутся переговоры с АО «Российские космические системы» об участии в проекте. Высокоточный звёздный датчик лёг в основу космического эксперимента «Качка» на МКС. КЭ «Качка» включён в программу космических экспериментов на МКС. Целью космического эксперимента «Качка» является исследование изгибных и крутильных угловых колебаний модулей Международной космической станции (МКС) на частотах от 5 Гц до 10 Гц с помощью высокоточных звёздных датчиков ориентации (ЗД), а также исследование характеристик высокоточных звёздных датчиков в условиях орбитального полёта.

— Над какими проектами сейчас работаете?

— Основной проект компании «Азмерит» миниатюрный звёздный датчик. Задача сделать предельно дешёвый звёздный датчик для нано и микроспунтиков с точностью около десяти угловых секунд. Основной проект ООО «Гаскол» высокоточный звёздный датчик. Звёздный датчик с рабочей точностью 0,1 угловой секунды.

ru35-pervoprohodcy-chastnoj-kosmonavtiki-v-rossii-azmerit-i-gaskol_03

Экспериментальный образец МЗД АЗДК-1 (примечание — Малогабаритный Звёздный Датчик Автономный Звёздный Датчик на Кристалле Модель: № 1).

— Расскажите, пожалуйста, о ваших звёздных датчиках. В чём их отличие от существующих датчиков? Их уже устанавливали на спутники?

— Звёздные датчики являются экспериментальными образцами, но будут реализованы в ближайшие год-два.

— С чем возникали сложности в работе?

— Прежде всего это финансы. Оба проекта двигаются почти на одном энтузиазме. Выделенных средств недостаточно, чтобы выполнить полную совокупность работ и необходимых испытаний. Средняя заработная плата у нас заметно ниже средней з / п по Москве. Поэтому непременное условие нашей команды — это любовь к космосу и своей работе.

— Есть ли у вас инвесторы? Как продвигали (рекламировали) себя?

— Инвесторы есть, в настоящий момент ведём с ними переговоры. Оба прибора перспективны. В обоих проектах мы ожидаем финансирование со стороны предприятий «Роскосмоса». Мы регулярно участвуем в отраслевых выставках и конференциях. Поскольку слой специалистов, занимающихся звёздными датчиками «тонок», то делает своё дело и сарафанное радио.  Специально мы себя не рекламируем — мы ведь не шоколад.

— Сотрудничаете с институтами и университетами? Может, лекции проводите или принимаете практикантов?

— Мы активно работаем со студентами и аспирантами нашей альма-матер государственного астрономического института имени П. К. Штернберга МГУ имени М. В. Ломоносова. И лекции читаем и спецкурсы ведём. Студенты могут написать курсовую и дипломную работы.

— Какие планы на будущее? Не планируете сменить, расширить сферу деятельности?

— Планы грандиозные. Посмотрим. Наш конёк звёздные датчики и звёздные каталоги. Я полагаю, мы будем придерживаться и в будущем этой линии.

— Может, хотите что-то добавить: жизненные принципы, соображения про индустрию, про работу или ещё что-либо?

— Работаем честно, свою страну любим. И хочется дать нашей стране и миниатюрный и высокоточный звёздный датчик — внести посильный вклад в светлое будущее :).