В некоторых странах до сих пор принято контролировать умы и мысли своих граждан, «оберегая» их от чужих мнений и идей. Эта «защита» является обычным патернализмом — государство решает, что человек может говорить, слушать и делать.

Если чиновник решит, что населению не следует знать чего-то, то «слуга народа» сразу запретит это, введёт уголовное наказание за нарушение запрета и посчитает, что поступил правильно. Само собой это наталкивает на вопрос о свободе слова. Какой она должна быть в XXI веке и в нынешнем 2016 году? Если говорить прямо — полной и бескомпромиссной.

Небольшое отступление. Свобода слова может базироваться на двух пунктах. Первым является законодательная поддержка, которая гарантирует, что, ни человек, ни организация не могут быть привлечены к ответственности за любые высказывания. Ко второму относится само общество, которое поощряет мирный диалог и открыто к дискуссиям на разные темы. Если общество консервативно, то люди попросту будут бояться высказывать мнения, отличные от общего, даже если это законодательно разрешено. К сожалению, в странах зачастую отсутствуют один или даже оба пункта, и ничего хорошего это не приносит.

Что будет если забыть про свободу слова и избегать некоторых тем с помощью закона или общества? Решит ли это проблему? Определённо нет. Если в стране нет свободы слова, то у населения нет возможности получать самые разные точки зрения, в основном противоположные нынешнему курсу страны или общества. Стоит заметить, что не обязательно нынешний курс должен быть неправильным.

По разным причинам люди увлекаются разнообразными идеями, течениями и идеологиями. Любое свободное правительство должно только приветствовать плюрализм, образовавшийся в обществе, особенно если оно уверенно, что нынешний политический курс верный. Как пример можно взять XX век, когда происходило противостояние западных капиталистических стран с восточными социалистическими или другими словами — США с СССР.

С момента образования Советского союза некоторые жители западных стран симпатизировали коммунизму и советской системе. На эту симпатию, западные государства смотрели сначала с осторожностью, а в холодную войну вообще следили за своими гражданами, прослушивали их и искали шпионов там, где и не было.

Паранойя спецслужб, охота на ведьм, отсутствие свободы слова и прочие введённые государством регуляции зачастую перегибают палку и запрещают то, что в принципе и не следует запрещать. Такие талантливые люди как: американский чемпион мира по шахматам Бобби Фишер (Bobby Fischer), английский математик Алан Тьюринг (Alan Turing) и даже Чарли Чаплин (Charlie Chaplin) — все были заподозрены или обвинены в симпатиях к коммунизму.

За Фишером и его семьей следили, предполагая, что он советский шпион. Тьюринга также считали неблагонадёжным из-за всё тех же шпионов. Чаплина же отнесли к «симпатизирующим коммунизму» благодаря «списку Оруэлла», в котором английский писатель Джордж Оруэлл (George Orwell) указал людей, которых просто считал «попутчикам» коммунизма. Из-за нездоровой паранойи западных стран, эти, и многие другие выдающиеся люди, не признали расположение своего правительства абсолютно зазря.

В отличие от догадок, были и люди, которые по-настоящему симпатизировали коммунизму: Ле Корбюзье (Le Corbusier), Андре Жид (André Gide) и Ли Харви Освальд (Lee Harvey Oswald).

Рождённый в Швейцарии архитектор Ле Корбюзье, посетивший Москву в конце двадцатых годов, получил положительное впечатление от столицы и атмосферы, царившей там, однако уже к 1932, буквально через пару лет, Советский союз отверг проект Дворца Советов, который предложил Корбюзье, что и положило конец отношениям Ле Корбюзье с СССР, совершенно расстроив талантливого архитектора.

Французский писатель Андре Жид поменял своё мнение с «Сердцем, темпераментом, мыслями я всегда был коммунистом» на критику, написав в 1936 году, после посещения СССР, очерк «Возвращение из СССР».

Даже убийца Джона Кеннеди (John F. Kennedy), американец Освальд, после переезда в Минск (БССР), пишет в 1961 году в свой дневник: «Я начинаю пересматривать своё желание остаться. Работа серая, деньги негде тратить, нет ночных клубов и боулинга, нет мест отдыха, кроме профсоюзных танцев. С меня достаточно». И это после чуть больше года советских реалий.

Как видно из примеров, люди очень быстро меняют своё мнение, нужно только дать им возможность убедиться в своей неправоте. Часто жизнь в своей стране кажется хуже, просто потому, что понимаешь проблемы общества изнутри, да и вообще — у соседа трава всегда зеленее.

Люди всю жизнь ищут ответы на свои вопросы, и запрещать им высказывать свои мысли, идеи, мнения, под предлогом государственной безопасности, очень неумно. В XX веке от такой политики пострадали многие, не имевшие никаких коммунистических взглядов. А те, кто имели, либо поменяли их и даже стали борцами с коммунизмом, либо смолкли к падению коммунистического режима.

Вместо законодательного запрета или общественного порицания, все темы должны приветствоваться к обсуждению. «Почему вы считаете эту идею правильной? Что в ней хорошего?», — такие вопросы надо задавать, и открыто обсуждать.

В Германии так и поступают. В открытую заговорили про проблему нацизма и переиздали «Мою борьбу» Адольфа Гитлера (Adolf Hitler). И не просто переиздали, а добавили комментариев, сносок, справок и много другого материала, который бы противостоял тексту Гитлера и показывал его несостоятельность. Только такими мерами, в открытую вступая в дискуссию и побеждая её, можно закрыть такие тяжелые вопросы как нацизм, расизм, фашизм и так далее.

ru11-kto-ne-ponjal-tot-pojmjot_02

Современное издание книги Гитлера

Свобода слова помогает не просто находить истину и менять мнение, но также выявлять тех, кто публично компрометирует себя. Примером может послужить недавно удалённый пост главы Чечни Рамзана Кадырова, в котором оппозиционный российский политик Михаил Касьянов находится в прямом смысле под прицелом.

ru11-kto-ne-ponjal-tot-pojmjot_03

Тот самый удалённый пост

Сам Кадыров утверждает, что ничего не удалял и что: «Всегда честно и открыто высказываю и пишу своё мнение, но стоило мне сказать несколько слов о цепных псах США, как они тут же удалили пост в Instagram. Вот она хвалёная свобода слова по-американски! Можешь писать что угодно, но не трогай собак Америки, друзей госдепа и конгресса».

Если это действительно так, и администрация удалила публикацию, то очень жаль констатировать, что Рамзан Кадыров прав. Вместо того чтобы оставить публикацию на всеобщий обзор, администрация Instagram подыграла под руку главе Чечни и даже позаботилась о его имидже — вдруг что плохое подумают люди про политика.

Зачем это делается? Молодые и неокрепшие умы последуют за такими публикациями? Тогда следует не запрещать, а наоборот, объяснять, почему такие поступки неверны и что в них не так. Да, и любому адекватному человеку понятно, что угрожать жизни других, даже с противоположной позицией абсолютно неприемлемо.

То, что пост набрал около шестнадцати тысяч лайков, не означает, что его нужно удалять, под предлогом того, что он может послужить сигналом к действию, для некоторых личностей. Это как запрещать видеоигры, будто именно они повлияли на подростка, а не этот человек являлся опасным для общества изначально. Не было бы видеоигр, катализатором были бы книги, фильмы, разговоры на улице или в семье, смерть родственника — что угодно. Также и здесь — если после просмотра данного поста человек идёт и действует, то причина совершенно не в публикации, а в человеке.

Такие посты показывают то, чем является современная Россия, в которой глава региона без зазрения совести угрожает жизни другого человека, а другие называют это «метафорой». Удалять американскому сервису такие и подобные публикации нельзя, когда в развитых странах местами проглядывает симпатия к действиям российских властей. Данный и многие другие посты являются обычной свастикой на лбу у Чарльза Мэнсона (Charles Manson), которая позволяет сразу понять, что за человек перед тобой.

Хоть и вопрос свободы слова и политкорректности довольно обширен для одной статьи, и мы продолжим его обсуждение в последующих частях, но с уверенностью можно сказать то, что не следует ничего запрещать. Как говорит сам Кадыров: «кто не понял», свою неправоту, «тот поймёт», а кто не поймёт, у того останется прекрасная свастика на лбу, также прекрасно предостерегающая окружающих об опасности такого человека, его некомпетенции или радикализме его идей.

RU-Stefan-Vanli-S70

Стефан Ванли

Редактор

RU_Moscow-Russia

Москва

Россия