Продолжаем цикл статей, посвящённый частной космонавтике России. Ранее мы писали о двух компаниях: «КосмоКурс» и «Лин Индастриал», а также о проекте «Маяк». Сегодня речь пойдет об ещё одном проекте — Quazar Space. На наши вопросы ответил Максим Малый, основатель и генеральный директор компании Quazar Space Systems.

ru32-pervoprohodcy-chastnoj-kosmonavtiki-v-rossii-quazar-space_02

Максим Малый

Расскажите, пожалуйста, о своём проекте.

— Проект Quazar Space появился в 2015 году и вырос из лаборатории наноспутников на базе БГТУ «ВОЕНМЕХ» (примечание: Балтийский государственный технический университет «Военмех» имени Д. Ф. Устинова). Лаборатория изначально создавалась в рамках международного проекта Tempus-CRIST при поддержке TU Berlin (примечание: Берлинский технический университет). Позже финансирование проекта университетом было прекращено, и мы оказались в подвешенном состоянии, поэтому приняли решение искать возможного развития самостоятельно. То есть, по сути, мы были группой молодых инженеров, интересующихся космосом, новыми технологиями и практическим применением своих знаний без какого-либо коммерческого бэкгрануда, однако иных вариантов продолжить работу мы не видели. В 2013–2014 мы пытались понять, что же всё-таки мы можем продать и кому. Дополнительным фактором было существование на европейском и американском рынках достаточного количества успешных компаний-производителей спутников формата CubeSat и success story американских проектов (покупка Google компании Skybox Imaging за 500 миллионов долларов). Как мы поняли позже, и это, кстати, типичная ошибка большинства стартапов, далеко не всегда то, что сработало в Штатах или Европе, сработает на нашем рынке. Но у нас горели глаза, мы хотели и считали, что могли стать первой российской компанией-производителем спутников CubeSat.

ru32-pervoprohodcy-chastnoj-kosmonavtiki-v-rossii-quazar-space_03

Модель CubeSat была сделана в процессе работы в лаборатории

Позже в рамках лаборатории наноспутников мы определили несколько продуктов, которые, как мы полагали, могли быть интересны рынку, причём по каждому из них получили хорошую обратную связь от потенциальных покупателей. Как выяснилось позже, в этом случае справедлива русская поговорка, что обещать совсем не значит жениться. В общем, мы пришли к тому, что напридумывали кучу всего, но что с этим делать дальше идей у нас не было. Мы пошли на рынок искать инвестиции и познакомились с iDealMachine. В последний момент наш проект был принят в программу iDM Launcher и мы стали пробовать строить продажи. С первым продуктом ничего не получилось, т. к. рынок у нас оказался ну совсем не интересным для венчурных инвесторов, и мы стали думать дальше. Позже, весной 2015 года мы попали второй раз в Launcher, но уже с другим продуктом. В это время и появился проект Quazar Space в том виде, который есть сейчас: проект, предоставляющий услуги проведения испытаний радиационно-стойкой электроники в условиях космического пространства на базе спутников стандарта CubeSat.

ru32-pervoprohodcy-chastnoj-kosmonavtiki-v-rossii-quazar-space_04
У кого возникла идея создания Quazar Space? Сколько человек у вас в команде?

— Идея создания непосредственно Quazar Space возникла у меня. Активно проектом занимаюсь сейчас я один, но в случае появления движения можно будет привлечь ещё пару человек из первоначальной команды лаборатории и несколько человек из разных европейских организаций.

Оформляли уже официально проект?

— Тут вопрос, что значит официально. Юрлицо мы регистрировали, сайт тоже функционирует. Торговые марки, копирайты и иной интеллектуальной собственности у нас нет за ненадобностью.

С чем возникли сложности в работе?

— Основная сложность проектов со спутниками стандарта CubeSat — это непонимание людей, работающих в России с космосом, что эти спутники могут быть не только студенческими игрушками, а решать реальные практические задачи. Отчасти на это влияет тот фактор, что средний возраст разработчиков спутников в РФ близок к 50–60 годам и вследствие этого присутствует некоторые ограничения в мышлении. Также все спутники делают государственные организации, поэтому люди не понимают, как можно разработать и запустить спутник за год («вы будете год только КД (примечание: конструкторская документация) составлять»). Также эти люди любят задавать нам вопросы, которые в принципе не имеют отношения к развитию проекта. Например: «А как вы баллистику / радиоканал считали?». На это мы обычно отвечаем, что по книжкам :).

При создании Quazar Space я ориентировался только на зарубежный рынок и общался с представителями компаний из США и Европы. У них есть интерес к такому продукту, но у нас была неправильная бизнес-модель, и также влиял тот фактор, что мы из России, а вся радиационно-стойкая электроника попадает под санкции, что с одной, что, с другой стороны. Это также вопрос, который требует дополнительной серьёзной проработки.

По причине того, что проект очень наукоёмкий, возникали сложности в общении с инвесторами. Российские инвесторы в принципе плохо представляют, как можно зарабатывать на космических технологиях.

Это, наверное, основные проблемы, не включая общие для космического рынка России бюрократические вопросы, связанные с получением позывных, регистрацией частот, получения космической лицензии и регистрацией спутника.

С какими компаниями сотрудничаете? Только российские или иностранные? Может, у кого-то перенимаете опыт?

— Сотрудничаем только с иностранными компаниями, в России эта отрасль не так развита. Сейчас ищем партнера, который может поделиться своими компетенциями в области разработки и применения кубсатов. Недавно к нашему проекту проявляла интерес европейская компания ISIS (Innovative Solutions In Space), которой принадлежит один из самых крупных магазинов кубсатов, ведём переговоры о сотрудничестве.

Также общаемся с иностранными представителями производителей rad-hard электроники (Texas Instruments, International Rectifier, Microchip, Aeroflex (Cobham), Intersil, Dimac Red, Semicoa), т. к. это основной наш клиент, и с компаниями, производящими радиационные испытания в лаборатории (VPT Rad) — они могут стать нашим каналом продаж и поделиться компетенциями в области проведения испытаний. Кроме того, нам было важно получить фидбек от людей, использующих rad-hard электронику в своих проектах, для чего мы общались с представителями таких компаний как Northrop Grumman, SpaceX, Lockheed Martin, BAE Systems, NASA.

Какие планы на будущее? Не планируете сменить сферу деятельности?

— Планы пока неопределённые. Основную сферу деятельности пришлось сменить (аналитика стартап проектов в iDealMachine), сейчас не вижу серьёзных возможностей возобновления активного развития проекта, однако окончательно закрывать проект не планирую. Возможно, нам удастся найти партнёра, который поможет с развитием проекта.

Может, хотите что-то добавить: жизненные принципы, соображения про индустрию, про работу или ещё что-либо?

— Я верю, что космонавтика должна быть частной и ориентироваться на решение тех задач, которые действительно нужны рынку, то есть новые проекты должны развиваться как высокотехнологичные бизнес-проекты и не рассчитывать на дотации государства. В России же наблюдается обратная тенденция и это печально.

Также очень важно международное взаимодействие, обмен опытом и сотрудничество. Поэтому необходимо уходить от двойного назначения космической отрасли или разрабатывать правовые механизмы, позволяющие уменьшить бюрократическую нагрузку на частные компании.

Кроме того, на международном космическом рынке есть проблемы, которые можно решить с помощью кубсатов, если не сейчас, то в ближайшем будущем. Как пример, развитие проекта Quazar Space, по нашему мнению, поможет производителям электроники создавать современные надёжные вычислительные системы по более низким ценам, обеспечивая прогресс всей отрасли, а не продолжать выпускать надёжный, но морально устаревший RAD750, продавая его за 200 000 $.

RU_Brest-Belarus

Брест

Беларусь