Мы продолжаем знакомить нашего читателя с частной космонавтикой России. Ранее мы писали о таких компаниях как: «КосмоКурс», «Лин Индастриал», «СПУТНИКС», «Азмерит» и «Гаскол», а также о проектах «Маяк» и Quazar Space. Сегодня мы расскажем об ещё одной компании — Yaliny. На наши вопросы ответил Иван Иевлев, партнёр Yaliny.

Yaliny — международная высокотехнологичная спутниковая коммуникационная компания, которая стремится построить глобальный мобильный сервис с безлимитными звонками и интернетом за десять долларов в месяц, без роуминга, платежей и прочих неудобств!

ru39-pervoprohodcy-chastnoj-kosmonavtiki-v-rossii-yaliny_02

Иван Иевлев

ru39-pervoprohodcy-chastnoj-kosmonavtiki-v-rossii-yaliny_03

— Добрый день, Иван. Расскажите, пожалуйста, о себе и своей компании. У кого возникла идея создания компании Yaliny и как она была создана?

— Здравствуйте, Александр. Меня зовут Иван Иевлев, я являюсь партнёром компании Yaliny. Раньше я занимался различными видами бизнеса в интернете, не буду останавливаться на этом, лучше подробнее расскажу историю создания компании. Основателем компании является Вадим Тепляков, математик родом из Омска. У него возникла идея создания Yaliny ещё три года назад. В какой-то момент времени он понял, что современной связи присуще большое количество недостатков, которые можно посмотреть в презентации. Это и дорогой роуминг, и ограниченное покрытие, неудобная спутниковая связь и так далее. Какое-то количество времени он потратил для решения этих проблем, и в это время ему на глаза попала статья о популяризации спутников в формате CubeSat.

Первоначально его идея заключалась в изменении рынка телекома, путём запуска группировки спутников CubeSat. В тот момент он достаточно плохо представлял себе, что вообще представляет из себя космос, что такое пояс Ван Аллена и тому подобное. Поэтому с тех пор идея несколько трансформировалась. Тут надо отметить, что Вадим раньше занимался IT-бизнесом. По мере формирования команды у него появилось больше понимания как работает вся индустрия, и каким образом работают группировки спутников. Со временем всё это трансформировалось в то, что мы имеем сейчас. В презентации вы можете посмотреть все характеристики наших спутников.

— Были ли какие-то трудности при оформлении компании? В каких отношениях вы с государством? Поддерживают вас? Если да, то как?

— Роскосмос официально заявляет, что в России частной космонавтики нет, и это и хорошо, и плохо. Отношения с государством у нас хорошие. Мы со второй попытки, но всё-таки стали резидентами Сколково, что позволяет нам получать налоговые льготы и скидки на патентование. Ещё они недавно заявили о том, что запускают программу центра орбитальных спусков Сколково. Это фактически предоставляет возможность резидентам на льготных условиях запускать CubeSat, что очень хорошо. Также Сколково даёт гранты и микрогранты. Получается, что Сколково работает и это плюс для нас.

— Если не секрет, какая структура у компании? Много сотрудников?

— В настоящее время у нас порядка семидесяти сотрудников, всю команду можно посмотреть на сайте. Большинство компании это инженеры, которые работают в российском подразделении и занимаются разработкой технологий, которые собственно и являются сутью наших достижений на сегодняшний день. Долгое время мы работали над так называемой плоской структурой, которая максимально демократична и подходит для того, чтобы сотрудники могли творить. Не было какой-то иерархии, собственно, у нас и до сих пор всё так сохранилось. Наши сотрудники имеют свободный график, сами решают, когда приходить, когда уходить. Мы стараемся избавляться от ненужной бюрократической шелухи, которая не позволяет нашим сотрудникам действительно работать, творить и решать задачи которые перед ними стоят. Собственно, в настоящее время этот подход даёт свои плоды. В данный момент всё немного трансформируется в силу того, что компания достаточно быстро растёт и появляется несколько подразделений и новых направлений компании. Но, в целом, мы стараемся быть демократичными, прозападными, с печенюшками и хорошим кофе :).

— Как к вам можно попасть на работу? Какое нужно образование?

— Наши вакансии можно посмотреть здесь. Мы активно ведём набор, нам нужно достаточно большее количество специалистов. Одной из причин по которой наш исследовательский офис находится в Москве является то, что это уникальное место, где можно найти людей различных специальностей.

— У вас на сайте указанно, что сейчас вы находитесь на стадии тестирования. Что входит в эту стадию?

— В эту стадию входит создание прототипов и демонстрация технологий. Нужно показать, что они обладают именно теми характеристиками, которые мы заявляем. Поскольку мы разрабатываем достаточно большое количество разных технологий, то и тестирование тоже разное. Если мы, например, говорим об одной из наших самых главных разработок — активной фазированной антенной решётки с цифровым диаграмма образованием, которая будет основной бортовой антенной на наших спутниках, то в её случае это будет испытание в безэховой камере, то есть, соответственно, демонстрация диаграмм направленности и прочего. В случае с другим оборудованием это другие тесты и это отдельная работа.

— С чем возникли и возникают сложности в работе?

— Мы работаем над новой технологией, которую до нас не делал никто. Мы находимся в достаточно уникальной ситуации в России. Основная сложность заключается в том, что мы идём в тёмном тоннеле, и мы вынуждены идти маленькими шажками, чтобы как можно раньше реагировать на совершённые ошибки и исправлять их. Добавьте к этому стандартные сложности характерные для космической индустрии. В первую очередь достаточно большое количество финансов, которые необходимы для создания группировки и космической деятельности. Второе это определённые инженерные сложности, ведь для того чтобы создавать спутники нужно иметь высококвалифицированных инженеров и это требует постоянных поисков хороших талантливых ребят. К слову, у нас есть доктора наук, с десятками лет опыта в космической индустрии, кандидаты наук. Ещё нас консультируют академики, получается сплав из благородных седин и юношеского энтузиазма. Существуют также определённые регуляционные сложности для того, чтобы осуществлять деятельность группировки: нужно разрешение достаточно большого количества регуляционных органов, например, ITU на выделение частотного ресурса и т. д. Сложностей хватает, и это то, что придаёт пикантности и интерес нашей деятельности.

— Какая будет скорость интернета? От чего будет зависеть?

— Скорость интернета будет зависеть от достаточно большого количества факторов. Это и погода, и облачность, и количество людей в зоне, которую обслуживают спутники, а также количество спутников, которые пролетают у вас над головой и т. д. Но, соответственно, мы все эти вещи учитываем при работе. Сейчас мы планируем сделать два девайса. Первый будет называться Yaliny Point — это будет мобильное решение размером с iPhone 5, и он будет гарантировать скорость до двух мегабит в секунду. Второе решение — Yaliny Router, будет напоминать стандартный роутер, который стоит у вас дома и раздаёт Wi-Fi. Он будет несколько большего размера, но при этом, согласно нашим расчётам, на нём будет скорость пять мегабит в секунду.

— Насколько сигнал будет стабилен? Что может повлиять на качество передачи?

— Поскольку мы закладываем большую ёмкость сети, на качество передачи не будут влиять такие привычные для спутниковой индустрии вещи, как плохая погода или дождь. Например, если вы отошли от окна вглубь какого-то бетонного здания — это повлияет на сигнал, количество пользователей в вашей зоне тоже будет влиять. Но в целом сигнал будет достаточно стабилен.

— Какова зона покрытия? На сайте у вас указанно 100 % (Антарктида, Эверест, Атлантический океан, Чукотка, деревня в Сибири).

— Покрытие на самом деле составит 100 %, именно поэтому была выбрана концепция группировки, построенная на низкоорбитальных спутниках. Если бы мы не хотели засвечивать северные широты, можно было бы гораздо проще сделать, группировку, построенную на геостационарных спутниках. Изначально было принято решение сделать группировку по-настоящему глобальной, и особенно учитывая во внимание растущую важность северных регионов. Причём на Эвересте у вас будет шикарная связь, также как, собственно, и в Антарктиде, где никто не будет мешать вам наслаждаться нашим интернетом, поскольку там мало людей.

— За сколько запусков вы планируете вывести 140 спутников?

— Во-первых, это зависит от ракетоносителя, на котором будем запускать спутники. Во-вторых, от количества спутников в финальной версии концепции. Поскольку мы прорабатываем не только 140 спутников в группировке, но и 299 и 510 спутников. А это вопросы, на которые сейчас нельзя ответить.

Когда мы планировали 140 спутников, хотели выводить их на Falcon Heavy, это было три запуска. Причём спутники оснащены двигателями необходимым запасом топлива, что позволит им совершить необходимые баллистические манёвры для выхода на необходимое орбитальное положение в плоскости.

— Сколько времени будет эксплуатироваться один спутник? Предусмотрена ли утилизация у ваших спутников после использования?

— Срок эксплуатации спутника мы планируем довести до десяти лет. Утилизация предусмотрена — после того как у спутника истекает срок активной жизни, он будет «уходить» с орбиты.

— Кто ваши основные конкуренты и какие у вас преимущества перед ними?

— Наши конкуренты прямые или косвенные это — OneWeb, Iridium NEXT, SpaceX и Samsung, которые анонсировали свою группировку. Наши преимущества заключаются в том, что мы разработали достаточно большое количество технологий, позволяющих нам достаточно дешёвую инфраструктуру с большой ёмкостью сети, а третий момент — наше решение по-настоящему мобильно. Если посмотреть на сайте SpaceX, они говорят, их девайс будет размером с коробку для пиццы.

На самом деле рынок спутникового сервиса нового качества достаточно большой. Наша группировка рассчитана на 50 миллионов людей. А текущая потребность в интернете и в связи гораздо выше: 3 миллиарда человек без постоянного качественного доступа к интернету и 2 миллиарда без доступа к голосовой связи.

— Цукерберг обещал сделать бесплатный интернет для всех, что думаете об этом?

— Я наблюдаю за его деятельностью на internet.org, если я не ошибаюсь, то он забуксовал в Индии, а это достаточно большой рынок. Будем следить за его деятельностью. Мы желаем ему только успехов и, надеемся, у него всё получится.

— Получается, все компании сотовой связи останутся без работы?

— Нет, это не совсем так. На самом деле сотовая связь будет основным способом связи для людей, которые не часто путешествуют, либо не покидают пределы покрытия сотовых сетей. Потому что энергетика в этих сетях просто сумасшедшая (не забываем о грядущем 5G) и качество сервиса гораздо лучше, нежели у спутников, которые находятся далеко от поверхности планеты.

Преимущество спутниковых решений заключается в том, что мы можем дать всеобъемлющий охват территорий и при этом избавить от роуминга и прочих трудностей. К тому же существуют регионы, где существует только спутниковая связь, например, океаны, покрывающие значительную часть планеты. То есть у сотовых сетей будет свой потребитель, у спутниковых свой.

— Интернет будет работать через дополнительный модем. Если так, то к чему подключается, через какой порт, где берёт питание, насколько хватит, сколько будет стоить такое устройство?

— Как я сказал раньше, мы рассматриваем два варианта девайса — это Yaliny Point и Yaliny Router. Подключаться они будут по Bluetooth, батареи будет хватать на несколько дней. Но при этом хотелось бы подчеркнуть, что мы достаточно гибки в этом плане и от размера девайса будет завесить его время автономной работы. Мы можем делать маленькие чипы, которые вставляются в сотовые телефоны, они будут позволять пересылать текстовые сообщения и делать emergency- / SOS-звонки. Либо делать гигантские девайсы и ставить их на корабли, обеспечивая лайнеры спутниковой связью. Что-то среднее можем ставить на машины. Всё зависит от состояния рынка к запуску нашей группировки. Мы сможем более гибко отвечать на его потребности. То же самое интернет вещей, о котором сейчас многие говорят: мы можем сделать много M2M девайсов, поскольку они совершенно не нагружают общую сеть, их количество может исчисляться миллиардами.

— Есть инвесторы? Если не секрет, как продвигали (рекламировали) себя?

— Да, инвесторы, конечно, есть. Мы делали ивент в Москве, где был макет спутника, демонстрировали работу наших технологий, мы наделали шуму, но, по большому счёту, это не возымело какого-то большого действия.

Мы активно участвуем в различного рода космических выставках. Включая самые крупнейшие: SATELLITE 2016 в США, IAC 2015 в Израиле (в 2016 тоже будем участвовать в Гвадалахаре), большом количестве научных конференций включая IEEE и т. д., где рассказывали о тех решениях, которые мы создаём. Это, наверно, тоже можно отнести к способу продвижения.

В самом начале была идея, что мы можем продвинуться благодаря краудфандингу, но она не оправдала себя. В настоящее время мы не ведём активной деятельности по продвижению. В основном мы отвечаем на запросы подобные вашему, когда журналисты, которые подготавливают отчёты о космической отрасли, либо частной космонавтике, которая сейчас являются горячей темой, обращаются к нам, и мы рассказываем им о нашем проекте.

— С какими компаниями сотрудничаете? Только российские или иностранные? Может, у кого-то перенимаете опыт?

— Мы работаем с российскими компаниями и сейчас оформляем отношения с иностранными. Мы активно сотрудничаем и дружим с компанией СПУТНИКС, которая запустила первый российский частный спутник, они нам много чем помогают.

— Сотрудничаете с институтами и университетами? Может, лекции проводите или берёте практикантов?

— Да, мы сотрудничаем с институтами и с университетами. Во-первых, выпускники институтов и университетов позволяют нам закрывать компетенции, которые нам необходимы. Если зайти к нам на сайт, то там видно, что мы сотрудничаем с Институтом математики имени С. Л. Соболева, достаточно плотно с Московским авиационным институтом и с некоторыми другими научно-исследовательскими институтами.

Что касается лекций, то да, мы проводим их. Например, в Бауманском институте и ещё в некоторых, и рассказываем о том, что есть интересная работа для тех, кто хочет заниматься глобальными проектами. Соответственно, нам это помогает находить самые ценные кадры — лучших выпускников, что очень важно. Потому что, как известно, кадры решают всё. Также мы активно сотрудничаем с «популяризаторами» космоса и всегда с удовольствием принимаем приглашение выступить.

— Какие планы на будущее?

— Планы на будущее уже известны: в ближайшее время мы планируем запустить несколько маленьких спутников, потом мы хотим запустить два полноразмерных спутника, в которых будут протестированы все наши технологии вместе. И после этого мы приступим к масштабированию нашего опыта и запуску группировки спутников.

Что касается дополнительных планов, по мере того, как мы будем валидировать наши технологии, мы будем заключать различные партнёрства с крупными космическими игроками, поскольку наши решения являются конкурентоспособными.

Вместе с тем, некоторые технологии мы собираемся коммерциализировать не только для космического применения, поскольку всё это достаточно долго, но и для наземного. Например, сейчас мы работаем над тем, что бы на основе нашей активно фазированной антенны решётки разработать базовую станцию для сотовых операторов, которые позволят им существенно усовершенствовать инфраструктуру и оптимизировать расходы на её создание. То есть, мы разрабатываем, грубо говоря, базовую станцию, которая будет заменять 5–10 обычных базовых станций, но при этом стоит дешевле. Соответственно, операторы могут сократить издержки, как CAPEX (примечание — капитальные затраты), так и на OPEX (примечание — текущие расходы). Сейчас мы активно работаем над прототипом, который будет завершён летом, и, соответственно, летом мы планируем установить пилотный проект. На самом деле планов достаточно много и все они интересные и глобальные.

— Может, хотите что-то добавить: жизненные принципы, соображения про индустрию, про работу или ещё что-либо?

— Большие идеи привлекают интересных людей, в результате работы которых получаются интересные вещи. Это те вещи, которые заряжают энергией, придают осмысленность существованию и помогают просыпаться по утрам.

Если говорить о том, насколько интересно то, что мы делаем: в России сейчас всё это только зарождается, все друг с другом тесно общаются и помогают контактами, и такая достаточно дружная атмосфера царит; мы постоянно встречаемся на различного рода конференциях и это очень приятно.

RU_Brest-Belarus

Брест

Беларусь