Если в ваших планах медленно убивать русский язык, то у меня для вас хорошие новости — просто пользуйтесь «Белоруссией», «Молдавией» и прочими «Киргизиями». И дело не в ущемлении национальной гордости соседей.


По какой-то причине я был уверен, что все мировые языки используют «Туркмению», «Киргизию», «Алма-Ату» и остальные советские названия стран и городов. На деле оказалось, что большую часть переименований главные европейские языки переварили, а в аутсайдерах оказался российский вариант русского языка.

Вот что нам показывает Википедия:

ru80-khotite-upadka-russkogo-yazyka-govorite-belorussiya_03

Википедия прекрасный пример, так как ею повседневно пользуются, и на бытовом уровне она «нормализует» правописание стран и городов. Как видим, только голландский может посоревноваться с русским в консервативности, но всё равно проигрывает.

В России любые географические изменения у соседей отрицаются — «это не по-русски», «так не говорят». Приводят какие-то лингвистические анализы, в которых говорится, что «ничего менять не нужно».

При этом практически в каждом крупном европейском языке Киргизия без проблем стала Кыргызстаном, Туркмения — Туркменистаном, Алма-Ата — Алматы, Таллин — Таллинном. То есть Кыргызстан идеально подходит для французского языка, а вот в русском это смерти подобно.

Добавить «н» столице Эстонии — тоже никак нельзя. Вот в других языках другая лингвистическая составляющая, а у русского языка «особый путь». Ведь не только у России «особый путь», но и у русского языка, который ревниво стоит на страже советских топонимов.

Отдельно хочется отметить родственные славянские языки — беларуский, польский и украинский. Все три практически без проблем «переварили» новые названия. Некоторые в России беларуский и украинский даже за языки не считают, но при этом в этих «диалектах» спокойно уживаются актуальные названия стран и городов.

Проблема, а не причина для гордости

Как бы ни радовались россияне, что они сохраняют «традиции», следует взглянуть правде в глаза. «Белоруссия» или «Молдавия» — это лишь часть проблемы.

Нежелание обновлять язык делает его старомодным и архаичным. Искусственное накапливание того, от чего нужно избавиться, и отказ от того, что актуального и соответствует сегодняшнему времени — всё это лишь усложняет изучение языка, порождает конфликты с соседями.

Это влияет на менталитет населения, которое видит выход в консервации ситуации, а не изменении её. Язык должен развиваться, идти в ногу со временем. Обогащаться благодаря соседям и людям, которые на нём говорят.

Сегодня же ситуация такова, что россияне доказывают беларусам, что их страна называется «Белоруссия», а не «Беларусь». При этом у каждого гражданина Беларуси на паспорте по-русски написано «Республика Беларусь», а сам русский язык является официальным государственным языком страны.

И это всё происходит после наделения русского языка статусом государственного, практически повсеместным использованием русского языка в Беларуси, БССР и Российской империи. Как видим, всего этого недостаточно, чтобы всего лишь одно слово попало в русский язык.

После всего того, что было сотворено на беларуских землях, после русификации беларуского языка, когда национальный язык беларусов покромсали и сотворили из него тень русского — даже всего этого недостаточно россиянам, чтобы хоть одно словечко попало в русский язык под влиянием беларусов.

И это  относится и к другим нациям. Россия и россияне ясно дают понять, что это их язык, а мы им «неправильно пользуемся».

Русский язык в границах России

Политика России, а также постоянно напоминание о том, что это «не ваш язык», делают своё дело, и русский язык теряет популярность в мире и соседних от России странах. По некоторым прогнозам, число владеющим русским языком к 2025 снизится до уровня 1900 года. И это учитывая рост населения планеты.

Что бы сделал любой предприниматель, если бы его продажи стали падать? Скорее всего, провёл бы исследование рынка, узнал, что не нравится покупателям, а потом поменялся бы. Россияне должны сами быть заинтересованы в том, чтобы все говорящие на русском языке чувствовали себя комфортно, ощущали родство с языком и видели, что они тоже влияют на него и обогащают его. Но этого не происходит.

Россия и россияне сами убивают свой же язык.

Ослабевание русского языка ведёт за собой упадок культуры, снижения интереса к нашему региону, превращение в периферию. Это всё также влияет на экономическое благополучие — меньше туристов, меньше компаний, желающих завоевать этот рынок.

Я, как русскоязычный, не могу радоваться упадку русского языка. Мой актив обесценивается. Но меня также не радует хозяйское отношение россиян ко всем русскоязычным, которые разговаривают на «их» языке.

У России и россиян ещё есть шанс решить, что важней — пойти на принцип из-за каких-то сомнительных правил прошлых веков, или открыться переменам и признать, что русский язык является достоянием всех, кто на нём говорит и считает его своим.

Как бы ни хотелось думать, что Россия одумается, скорее всего, россияне победят всех, включая здравый смысл, и будут сидеть одни со своим «правильным» языком.

С другой стороны чистота языка — не чистота нации, в этом нет ничего ужасного. Есть много крайне консервативных европейских языков, которые вполне комфортно себя чувствуют в границах своих крохотных стран. Возможно, русскому языку и россиянам именно это и надо. В таком случае — кто мы такие, чтобы их останавливать.

RU-Stefan-Vanli-S70

Стефан Ванли

Редактор

RU_Warsaw-Poland

Варшава

Польша