Недавно словил себя на мысли, что не понимаю, зачем мы используем «он сказал» и «она сказала», когда подразумеваем условных Алексея и Наташу. Да, это правила языка, но в наше время никакой практической информации эти уточнения не несут.


Когда-то давно было важно, кто это сказал: раб, крепостной, нувориш, аристократ или монарх. Было также важно, сказал ли это он или она, ведь тогда бы было понятно, стоит прислушаться к этим словам или нет. Если это сказал он, то его мнению можно уделить внимание. Особенно если это человек высокого статуса, класса и звания.

А вот если это была она, то вполне можно усмехнуться тому, что этот забавный аппарат «Кухня-Стирка-Уборка-Секс-Инкубатор» такого-то года выпуска вообще умеет воспроизводить какие-то звуки.

К счастью, мы живём в другое время, однако хоть жизнь и изменилась, но язык всё ещё остался полон пережитков прошлого. Причём у каждого языка свои особенности.

Подход запада и востока Европы

Возьмём, к примеру, английский. В нём не выделяют пол говорящего — «I said» вместо нашего «я сказал(а)». В английском нет «вы» или «ты» — просто «you». Для обозначения пола используются местоимения: «he said»  — «он сказал» или «she said» — «она сказала».

Только в титулах англичане намудрили. Всего их четыре: «Mr.», «Miss», «Mrs.» и «Ms.». Один для мужчин и целых три для женщин в зависимости от их семейного положения. Помимо этого в английском языке, как и у нас, у некоторых профессий есть мужская и женская версия — «actor» это «актёр», а «actress» — «актриса».

В других западноевропейских языках ситуация аналогичная с некоторыми отличиями, в которые не будем углубляться.

В сравнение с западными языками, мы на востоке всегда знаем, кто с нами общается — женщина или мужчина. В век интернета это один из немногих способов отличить пол какого-нибудь комментатора под новостью. Только нужно ли это?

Сложно посмотреть на свой язык со стороны, поэтому возьмём пример из польского, который после русского местами кажется очень консервативным и довольно сексистским. Вот чему нас учит книга «Polski, krok po kroku»:

ru96-pochemu-nam-ne-nuzhny-genderno-neytralnye-mestoimeniya_03

Имея в виду компанию людей, мы говорим «они» вне зависимости от чего-либо. У поляков не так. Если есть хоть один мужчина в компании, то поляки говорят «oni». Если же нет, то «one». То есть, к примеру, мужчина с ребёнком — «они», а женщина с ребёнком — «онэ». Важная ли это информация?

Идём дальше. Аналог нашего «господин» и «госпожа / дама» это «pan» и «pani», но это не самое интересное. Вежливое обращение к нескольким мужчинам — «panowie». К женщинам — «panie», но если есть хоть один мужчина в этой группе женщин, то к ним уже обращаются «państwo».

А теперь внимание: во всех этих пяти случаях мы просто говорим «вы». Поляки определённо перемудрили или наш язык стал бедней польского от неимения этих исключений? Лично я склоняюсь к первому варианту.

Надо ли делать язык гендерно-неайтральным?

В Швеции официально утвердили гендерно-нейтральное местоимение «hen», помимо «han» («он») и «hon» («она»). В Ганновере буквально на днях объявили о введении гендерно-нейтрального языка. В целом, это правильные начинания. Языки следует модернизировать для современных нужд. Но в таком виде мы лишь загромождаем язык новыми правилами и исключениями.

Это особенно заметно в английском языке, где помимо «he» и «she» постепенно в ЛГБТ-сообществе добавляют и «ze» и «xe» и кучу других местоимений.

ru96-pochemu-nam-ne-nuzhny-genderno-neytralnye-mestoimeniya_04

Даже майки выпускают — «Уважай мои местоимения»:

ru96-pochemu-nam-ne-nuzhny-genderno-neytralnye-mestoimeniya_05

В Восточной Европе пока ещё есть значительно более важные проблемы, поэтому этому вопросу особо внимания не уделяется, однако со временем и мы к этому придём, и к нам в язык будут тянуть аналоги «ze» и «xe».

И прежде чем мы начнём пичкать наш язык модными словечками, я предлагаю посмотреть на эту ситуацию с другой стороны: почему бы нам вообще не отказаться указания пола в речи? Мы можем взять за основу мужской пол и использовать его во всех случаях. У нас бы осталось: «я сказал», «он сказал», «они сказали».

«Я сказал» вне зависимости от пола уже используется в других европейских языках — «I said» говорят мужчины и женщины. «Он сказал» для мужчины и женщины избавит наш язык от склонения глаголов и уберёт лишние местоимения.

Иными словами, вместо добавления нейтральных местоимений, обращений, женских и гендерно-нейтральных окончаний к профессиям, мы можем постепенно отбрасывать все половые отличия в нашем языке.

Вот что получится:

ru96-pochemu-nam-ne-nuzhny-genderno-neytralnye-mestoimeniya_06

Отсутствие склонений («сходил») выглядит грубо, но так уже говорят в других языках. А вот «мужские» должности («друг Маша», «Татьяна учитель», «Маша студент») не так уж и сильно режут слух. «Кассирша» ставшая «кассиром» нам никакой роли не сыграла, ведь пол продавца билетов нам не важен, как и его цвет кожи, раса, сексуальная ориентация, цвет глаз, длина волос, вера и прочие лишние детали.

Бесполое будущее

Языки меняются очень медленно, на это уходят десятилетия и столетия, поэтому у нас достаточно времени для дискуссии и постепенного улучшения языка.

Западноевропейские языки наподобие английского более либеральны и «безлики», чем наши славянские, но это не создаёт им путаницы в половой принадлежности собеседника. Это доказывает, что проговаривать и подчёркивать пол собеседника — лишнее. Не стоит ещё забывать, что такие нюансы усложняют обучение языку.

Так что, если у нас есть выбор между усложнением языка и нагромождением его новыми правилами и исключениями или, наоборот, сведением всего к одному полу — мужскому, который постепенно становился бы «общим» и «единственным» для всех, то, как мне кажется, второй вариант более логичен и удобен.

Ведь эмансипация это не что иное, как обретение женщинами и меньшинствами тех прав, которые до этого имели только мужчины. Это касается и языка.

Возможно, сегодня это кажется малозначительным, но стоит посмотреть на американскую рекламу 60-х годов, чтобы почувствовать, насколько мир поменялся. А вот отрывок из «Марсианских хроник» Рэя Брэдберри, написанных в 1950-ом:

ru96-pochemu-nam-ne-nuzhny-genderno-neytralnye-mestoimeniya_07

Брэдберри описывает «конец света», а «типичную женщину» волнуют только «мази» для рожи. Всё-таки хорошо, что мы в будущем. Вполне возможно наше время будет казаться таким же варварским для потомков.

RU-Stefan-Vanli-S70

Стефан Ванли

Редактор

RU_Warsaw-Poland

Варшава

Польша